Home - Media - Turizm - Text

Press



СТАС НАМИН
"Я вообще ленивый человек"
        Этот легендарный музыкант, композитор, продюсер, режиссер и общественный деятель при советском режиме до 1986 года был невыездным — как диссидент от искусства. Сегодня он исколесил практически весь мир, сначала совершив мировое турне со своей группой, затем занимаясь международными бизнес-проектами, а теперь еще и путешествуя.


Белых пятен на карте для него осталось мало. Стандартным турпоездкам Стас Намин предпочитает необычные, я бы даже сказала — рискованные, экспедиции в самые дальние уголки земного шара, куда отважится отправиться далеко не каждый.

ТиО: Стас, в какие страны вы наведывались в последнее время?
— Не так давно мы путешествовали в чисто мужской компании по Африке и Аргентине. Это были в первую очередь охотничьи экспедиции. Правда, я в основном фотографировал. В Аргентине совершили поход через леса к водопаду Игуасу. А один раз попали в серьезную переделку. Мой друг Рашид, инициатор и организатор поездки (сегодня он, наверное, один из лучших охотников на планете, имеющий множество мировых рекордов и стреляющий почти вслепую), решил «разобраться» с носорогом. Мы несколько дней выслеживали огромного самца. И когда обнаружили его, оказались буквально на волосок от смерти. Перед нами была семья — две «дамы» с детишками и огромный «мужчина», тонны в четыре весом, который, почувствовав опасность, бросился на нас. Мы упали и растворились в траве. А он, остановившись метрах в пяти и потеряв нас из виду, побежал обратно к семье. При этом мы физически ощутили, как под его весом дрожит земля.
ТиО: А что собой представляет дикая Африка, ведь наши люди знают ее в основном по Тунису и Египту?
— Если Кению уже можно назвать туристической страной, то Танзания еще похожа на реальную дикую Африку. Находясь там, действительно понимаешь, что именно в этом месте зародилось человечество. Там удивительная природа, не похожая ни на что. Каждую секунду ощущаешь дух вечности. Кажется, что ты попал на другую планету — непривычные краски, воздух, животные, люди.
Вообще все мои так называемые экзотические путешествия начались с нашей совместной поездки с Юрием Сенкевичем на остров Пасхи. Я пригласил с собой Андрея Макаревича, Леню Якубовича и других, а Сенкевич — своего друга, знаменитого путешественника Тура Хейердала. Однажды в Перу мы собрались лететь в маленькое селение на севере страны, где Хейердал во время раскопок нашел древнейшие пирамиды и сразу сделался там национальным героем. В Лиме мы сели на маленький частный самолетик, рассчитанный человек на восемнадцать, и полетели. Дело было ночью, но мы видели, что летим вдоль берега, а потом вдруг обнаружили, что берег — с другой стороны. Мы в полной растерянности... И тут выясняется, что горит мотор, а летчик просто тихо развернулся, боясь нас испугать, и полетел назад. Самолет совершил вынужденную посадку: на взлетной полосе нас уже ожидали пожарные машины, кареты скорой помощи и все остальное — как в кино. Сойдя на землю, все, не сговариваясь, пошли в бар, где приняли на грудь большое количество напитка под названием виски. Затем нам дали огромный «боинг» только на нашу компанию, и мы благополучно добрались до нужного места.
ТиО: Очевидно, что вас притягивают малоизученные тропы. А классическую тихую Европу любите?
— Мне везде нравится (только что бы отдыхать не очень долго): Амстердам, некоторые провинции Франции, периферийные города Италии, Англии — в этих местах витает какой-то особый, не испорченный городом живой дух... Там редко бывают туристы и жизнь течет спокойно и естественно.
ТиО: А поклонником какой национальной кухни вы являетесь?
— Я воспринимаю любые национальные блюда, если они правильно приготовлены. Для того чтобы их попробовать, путешествовать необязательно. Достаточно побывать в Нью-Йорке и походить по ресторанам. В этом городе представлены буквально все кухни мира, причем в наилучшем виде. Часто блюда там даже вкуснее, чем на их родине.
ТиО: Куда, по-вашему, следует отправиться, чтобы составить верное представление об Америке?
— Надо объехать ее всю. Она очень разная: одноэтажная и небоскребная, образованная и бескультурная.
ТиО: Если кто-то захочет взять машину и поездить по стране, какой маршрут вы бы посоветовали?
— Думаю, один из самых красивых — из Лос-Анджелеса в Сан-Франциско, по берегу океана. Мы с семьей потратили на путешествие туда целую неделю, останавливаясь и ночуя в симпатичных городках; один их самых удивительных — Кармель, мэр которого — Клинт Иствуд. А обратно уложились в пять-шесть часов. У нас сохранилась съемка той поездки, где, мне кажется, заметно волшебное и органичное соединение природы и цивилизации: изящные дома, великолепные поля для гольфа, и тут же бро¬дят олени, прыгают белки, валяются на камнях тюлени и моржи, а в океане можно увидеть китов и дельфинов. Для тех мест это не экзотика, а обычная жизнь.
ТиО: В начале разговора вы упомянули об острове Пасхи. Расскажите о нем подробнее.
— Остров Пасхи занимает особое место в моих странствиях. Это отдельная мистическая история, которую в двух словах рассказать трудно...
ТиО: А Аляска рождала у вас похожие чувства?
— Нет. Север у меня вызывает совсем иные ощущения. Там тоже великая природа, но абсолютно иная и внешне, и энергетически.
ТиО: Бывало ли, что вы ехали в страну, не ожидая от нее ничего особенного, а потом были приятно удивлены?
— Собираясь на Кубу, я думал, что увижу замученный и забитый коммунистическим режимом народ. А столкнулся с мощным свободным духом жителей, который объясняет всю историю этого острова.
ТиО: Знаю, что вы были и в Австралии. Как она вам показалась?
— Она очень странная — соединение Англии и Калифорнии. Когда уже нет желания активно жить в «центре мира», правильно отправляться именно туда, либо в Новую Зеландию, либо во Флориду. В Австралии вечный отпуск: тишина, летают разноцветные попугайчики, медленно проплывают яхты и, как будто тоже в замедленной съемке, на гребнях волн видны серфингисты. Все очень плавно и цивилизованно. Не случайно же ленивец-коала живет именно там.
ТиО: Любопытно, какие города вызывают у вас отторжение?
— Канн не мое место: толпы туристов, на пляже яблоку негде упасть, а реально — минимальные сервис и удобства. На Французской Ривьере есть гораздо более привлекательные уголки.
ТиО: Наверное, вы не слишком одобряете ленивый отдых в шезлонгах?
— Почему же, я тоже очень люблю так отдыхать. Я вообще ленивый человек...

Беседовала Елена ГРИБКОВА.