Home - Media - Mir Novostey - Text

Press



СТАС НАМИН
ПЕРВЫЙ СОВЕТСКИЙ ХИППИ
        В интерьере советского, а ныне российского культурного пространства имя Стаса Намина всегда звучало экзотично и стояло особняком. Уже три с половиной десятка лет вокруг Намина роятся легенды, начиная с имени. Откуда оно такое? Одни говорят, что фамилия образована от имени любимой мамы - Нами. Другие считают, что "на минна " с армянского означает "тот единственный ". Но для многих знаменитейший рок-музыкант просто наследует фамилию члена ленинско-сталинско-хрущевско-брежневского политбюро Анастаса Ивановича Микояна. Он его прямой внук. И здесь надо подчеркнуть святую правду. Стас никогда не выпячивал своего происхождения, не кичился сановно-фирменным лейблом. Гордился - возможно, да, но не кричал об этом на всех перекрестках.
        Мало того, мне показалось, что Стас Намин по отношению к своим родственным связям пребывает в неком комплексе и как бы вопреки ему постоянно напоминает о своей собственной самодостаточности. В течение нашей долгой беседы он уходил от ответов, в которых звучала бы качественно-превосходная оценка его жизни и деяний: "Все у меня обычно ", "Живу нормально ", "Жизнь не очень симпатичная ", "У меня те же проблемы и трудности, как и у других людей ", "Я не мэтр ", "Не имею никаких отличий"... Но вот сведения из канонической биографии первого советского хиппи, а ныне всемирного плейбоя, талантливого музыканта и супершоуменеджера Стаса Намина: в доме родителей бывали Шостакович, Хачатурян, Рострапович, Коган, Шнитке, а первым его учителем музыки был Арно Бабаджанян(!). В 1957году шестилетний Стас поступил в среднюю школу, а через четыре года по настоянию отца, военного летчика, стал курсантом Суворовского училища. А еще через несколько лет под впечатлением музыки "Битлз", "Рол-линг Стоунз" создает свою первую рок-группу "Чародеи ", став тем самым одним из основателей рок-музыки и одним из самых первых "продвинутых" музыкантов в СССР. Затем учеба в Институте иностранных языков, где он создает группу "Цветы", а чуть позже студенческий рок-ансамбль под этим же названием, и выпускает гибкую пластинку, разошедшуюся семимиллионным тиражом. Группа "Цветы " становится культовой, на ее выступлениях присутствует конная милиция. Группа Стаса Намина стала творческой лабораторией, в которой выросли ныне всем известные авторы и исполнители: А.Малинин, К.Никольский, И.Саруханов, А.Сапунов, А.Лосев... В группе играли легендарные музыканты Алексей Козлов (сакс) и С.Дюжиков (гитара).
        До первых лет перестройки Стас Намин был диссидентом от искусства. Его не выпускали на Запад, не разрешали выступать в больших городах страны, преследовала прокуратура, в течение многих лет Намина и его группу игнорировали власти, не признавая их огромной популярности в СССР. В 1986 году группа Стаса Намина стала первой советской рок-группой, которая благодаря ее популярности за рубежом смогла разрушить "железный занавес " и выехать на Запад, в мировое турне. Намин был первым, кто рискнул начать самостоятельное дело в области музыки и шоу-бизнесе. Независимый музыкальный центр Стаса Намина "Эн-Эн-Си " был открыт в январе 1987 года и объединил всех запрещенных тогда музыкантов. В 1991 году Намин был в защитниках демократии у Белого дома и в переговорах с солдатами убедил сдаться несколько экипажей танков. Именно Стас Намин пригласил в Москву в 1992 году легендарных "Скорпионз " для встречи с Горбачевым, после чего родилась песня "Ветер перемен". В числе новаторских акций Намина - шоумена-промоутера и культуртрегера: 1963 - рок-группа "Политбюро"; 1981 - первый национальный поп-рок фестиваль "Ереван-81", 1983 - первый в стране видеоклип, 1985 - первый музыкальный космический телемост с США "Мы желаем счастья вам " с сыгранным "вживую " "джемом " через космос, 1987 - первая в стране частная студия звукозаписи и продюсерский центр, 1987 - первый в Москве частный музыкальный клуб-ресторан, 1988 - во время очередных гастролей в США Стас Намин участвует в записи диска с Кейтом Ричардом ('Толлинг Стоунз "), 1989 - первый и впрямь исторический международный рок-фестиваль на стадионе им. В.И.Ленина в Лужниках с участием мировых групп "Скорпионз", "БонДжови", "Оззи Осборн " и многих других (140 тысяч зрителей).
        ...Этот перечень можно продолжить до наших дней, упомянув о созданном Наминым вместе с Макаревичем и Меладзе Московском музыкальном ритм-блюз-кафе и музее отечественной рок-музыки, а также о создании в 1999 году Государственного театра музыки и драмы. Одно время Стас Намин был женат на знаменитой певице Сенчиной, он дружит или знаком со многими звездами мирового искусства, такими, как Роберт Де Ниро, Ди Каприо, Миг Джаггер, Мишель Легран, Микис Теодоракис... Что сказать на все это: что все это "обычно", "нормально", "как у всех "... Да, скромность все же украшает человека.




- Вы были на концерте Стинга, как он вам?
- Нет, на этот раз не был. Я его любил, в свое время он был очень талантливым, яркость, неожиданность его таланта в свое время сделала революцию. А сегодня это просто великолепный музыкант, симпатичный очень добрый человек.
- В мире много таких?
- Да, конечно, очень много. Но, конечно, Стинг единственный в своем роде, но в своем роде единственных в мире немало. Десятки, сотни.
- И мы их не знаем?
- Ну почему же? Кто хочет, тот знает. Ведь в нашей стране знают только Киркорова и Бориса Моисеева. Однажды на Кубе у меня был смешной разговор с моей знаменитой подружкой - певицей. К сожалению, у нас она малоизвестна, хотя в свое время она продала (в других странах) 25 миллионов пластинок. Я говорю ей: "Но при этом в России ты никогда не будешь популярной". "Такого не может быть, - парирует она. - Я езжу по миру, была даже в Китае". Я снова подтверждаю: "В России у тебя все равно не получится". "Ну почему же?" - недоумевает она еще больше. И я ставлю точку: "Потому что ты слишком изящная, слишком глубокая, слишком душевная. И тебя в России не поймут".
- А в чем дело - разве Стинг не романтик, разве он излишне изящен?
- Стингу сделали правильную рекламу, ее делали профессионалы. В общем, Стинг более популярен у нас, чем Алларис Моррисон, о которой я говорил, но в мире, наоборот, она более популярна.
- Ну как тогда оценить, по вашим меркам, выступления у нас "роллингов" или Майкла Джексона?
- Они к нам не имеют никакого отношения. Ведь и "роллинги", и Джексон у нас провалились. Как ни странно, их у нас мало знают. Промоушен, да, был прекрасным, его организовывали мои друзья - несомненные знатоки своего дела, но и они покрыли расходы с большим минусом. Не хочу раскрывать чужие тайны, но продали тогда всего лишь половину билетов. Если в Амстердаме на одном стадионе, где, образно говоря, собрались три стадиона, то у нас приехавшие в Лужники со всей страны поклонники не заняли и половины мест. Объективно говоря, это не наша музыка. Наша - это те же Борька Моисеев и Киркоров. - Вы, кажется, знакомы с вдовой Джона Леннона Йокой Оно?
- Да, она моя подруга.
- Это правда, что она сыграла в судьбе Джона роковую, почти мистическую роль?
- Не думаю, ее роль в его судьбе только положительная. Хотя сама она очень сложный человек с очень трудным характером. Но судить ее я не могу. Видимо, все, что случилось и с Джоном, и с ней, - так было угодно Богу. Но, несомненно, вместе они создали такую энергетику, которая повлияла на весь мир.
- А самого Леннона вы знали?
- Нет. К сожалению. Меня стали выпускать за границу, когда его уже не было в живых. До 35 лет я был невыездной.
- За что же такая немилость?
- Наверное, за любовь к рок-музыке, не знаю. Ничего плохого в жизни я не делал.
- Вы переживали депрессию по этому поводу?
- Нет, нормально переживал, делал свое дело.
- Филипп Киркоров мне говорил, когда мы обсуждали с ним тему творческой депрессии, что нет, наркотики он при этом не употреблял.
- Я тоже никогда их не употреблял. И даже не пробовал. Да я вообще, если вам это интересно, даже не курю. Видимо, перешло от отца, он тоже не курил.
- Мне рассказывали, что Стас Намин может привезти к нам на гастроли хоть черта лысого. Поче му же до сих пор к нам не едут "Киссы"?
- Насчет "Кисс" не знаю, но сегодня мне никого неинтересно показывать, кому показывать и зачем? У меня вообще есть подозрение, что Америки не существует. Это какой-то миф, Америка. И нам эта Америка до фени.
- Но ведь нам надо как-то учиться. До перестройки в СССР почти никто из западных рок- и джазмузыкантов не приезжал. Дай Бог, сейчас открыты ворота.
- А зачем нам учиться? Это они должны учиться у нас. Мы никогда ничему не научимся.
- Что же нам делать, оставаться на нашем низком музкультуровне?
- А нас с вами об этом никто не спрашивает.
- Так вы не хотите, чтобы Россия все-таки доросла до каких-то демократических высот свободы духа?
- Боюсь, что она никогда до этого не дойдет. У нас крепкие многовековые традиции, свои традиции, у нас огромное население и огромное географическое пространство, и нам не постичь всех свобод цивилизации.
- Вы хотите сказать, что Пугачева - наше единственное окно в мир.
- Ну почему же, упомянутый мной Боря Моисеев тоже единственный. Понимаете, все должно соотноситься, в конце концов, с массовой культурой. А у нас она своя собственная, существующая только у нас. Предположим, я приезжаю в Монголию и слышу в концерте какую-то музыку, но она мне не нравится. Так кто же виноват, что я ее не воспринимаю? Народ-то монгольский от нее балдеет. Где истина? Кто прав? Не нравится, уеду к себе в Россию и буду слушать, что нравится в России. Мне и в голову не придет критиковать монгольских слушателей.
Существуют национальная культура и интернациональная культура. Вот шансон во Франции - это национальная культура, а в Америке национальная культура - кантри-музыка. А рок-музыка - это уже интернациональная культура.
- Скажите, когда вы были диссидентом, своего рода изгоем, вам запрещали выступать, ругали вас в печати, вызывали на партийные ковры, - вам было страшно?
- Да нет, я этого даже не замечал. Я же не шел против всех, я шел туда, куда я мог идти.
- То есть лбом стенку не прошибали?
- Не знаю... По-моему, и выбора-то у меня никакого не было. Все, что я делал, все получалось лбом через стенку.
- Но ведь когда человек чего-то хочет добиться, он понимает, на что он идет?
- А вы спросите у какой-нибудь женщины, как она отнесется к выбору - стать проституткой или жить честно?
- Можно считать, что вы старались жить честно?
- Да нет, не старался. Жил как получалось. Те женщины, которые не проститутки, они что, все стараются честно жить? Я о том, что есть люди, у которых нет выбора, и они живут так, как они могут жить.
- Ваш ансамбль "Цветы", который знала вся страна, это основное дело вашей жизни?
- Нет... Впрочем, не знаю, как тут ответить... в молодости я увлекался музыкой, и это результат моего увлечения. Да и вообще моя жизнь - это не только музыка, искусство, которые вторичны для меня. Первична же сама жизнь.
- А в жизни что?
- Любовь.
- Вы и сейчас любите? Вы женаты, каким браком?
- Я всегда люблю, как же не лю¬бить: как родился - так начинаешь любить. И не только женщин любишь. А женат я сейчас третьим браком, и у меня трое детей. Все они со мной, и я их всех люблю. И к женам своим отношусь серьезно, ко всем трем. С момента, когда в моей жизни появилось понятие "женщина", у меня не было ни одной, за которую мне было бы стыдно. Все мои женщины - мои близкие друзья, достойные люди.
- Вы богаты?
- Нет, конечно. Театр, к сожалению, убыточное предприятие во всем мире. В том числе и в России. Так что я пока сам трачусь на театр, иногда даже занимаю на это деньги. Просто так мне заработок не достается. Есть люди, которым повезло, и они могут совмещать любимое дело с заработком. У меня все иначе.
- Со стороны кажется, что вы так много сделали в нашей музыкальной культуре, ваше имя постоянно на слуху, а вы не имеете ни званий, ни наград...
- Ничего не имею, видимо, не за что.
- Но одно лишь трехгодичное турне "Цветов" по 54 странам чего стоит! В вашем лице Россию слушал весь мир.
- Ну и что? Никому до этого нет дела. Вот и до моего Театра музыки и драмы тоже никому нет дела, хотя я считаю, что у нас прекрасный, может быть, лучший театр в Москве.
- Стас, мне кажется, что в творческом и психологическом планах вы все-таки амбициозны, и за маской напускного безразличия скрывается то ли обида, то ли пресыщенность. Не идет ли это от вашей родословной, оттого, что вы с самого детства имели имя и достаток?
- Ну что вы, какая пресыщенность? Мне ведь по наследству ничего не досталось: ни квартир, ни дач, ни денег, ни машин...
- Но легенды, домыслы: Стас Намин, Микоян, то-се...
- Рассудите объективно, мой дед, мой отец, военный летчик, который, кстати, умер внезапно, когда я был мальчишкой, жили в другую эпоху, когда не воровали и не приватизировали государственное имущество. Слава богу, совесть на этот счет чиста не только у меня, но и у моих предков.
- Каковы ваши отношения с кланом Микоянов?
- Приличные, раз в год мы все собираемся на день рождения деда, нас, наверное, человек пятьдесят, мы пьем вино, кофе, разговариваем, едим что-то, сплетничаем. Из детей Анастаса Ивановича в живых сегодня трое - Вано, Степан и Сергей.
- Все наверняка гордятся - ваша фамилия далеко не последняя в нашей истории?
- Не думаю, мы все на равных, среди Микоянов есть Герои Советского Союза, Степан - летчик-испытатель, многие добились в своих областях серьезных успехов.
- А вы знаете, что ваша фамилия в последнее время обрела новый пиаровский виток, повсюду в метро реклама колбасы Микояновского колбасного завода?
- Вы шутите? Во-первых, в метро я давно не езжу, во-вторых, я вегетарианец. Но если это так, то это смешно, заводу надо продать сосиски, вот он и зацепился за известную фамилию. Если же серьезно, то Анастас Микоян много достойного сделал в своей жизни и смешно сводить его имя до уровня колбасы. Не все, к примеру, знают, что именно Анастас Иванович предотвратил третью мировую войну, которая на самом деле могла случиться. Было это во время Карибского кризиса. Спросите у компетентного Евгения Примакова, он подтвердит.
- Стас, ваше имя из плеяды "золотой" московской молодежи ассоциируется с причудами и приколами семидесятых годов. Политикой вы, возможно, мало интересовались, но хулиганили, рисково забавлялись, это точно. Вспомните что-нибудь из вашей юности.
- Много всего было. Скажем, после окончания Суворовского училища уже в Инязе я придумал новый метод выпивания водки. Напротив института была пельменная, где всегда на столах стоял разведенный уксус. В перерывах между занятиями мы прибегали туда, наливали по полстакана уксуса и по стакану водки. Сначала выпивали немного уксуса, потом пропускали стакан водки, а потом снова уксус. Этот метод отбивал сивушный запах. Правда, рот и язык при этом становились белыми. Ведь все обжигалось. В чем кайф? Пьешь и ничего не чувствуешь, легко шло. Зато мы знали, кто приходил на занятия прямо из пельменной. По белому рту и белому языку. Хотите - проверьте, может, понравится...

Феликс Медведев